МОГ ЛИ ЗАПАД ВРАЗУМИТЬ ПУТИНА ЕЩЕ 15 ЛЕТ НАЗАД?

Мир продолжает обсуждать Послание Президента России Федеральному собранию. По большому счету, ничего неожиданного Владимир Путин не сказал, все те же упертые попытки оправдать свои действия, самоуверенность и угрозы: Крым исторически наше всё, в Киеве произошел государственный переворот, новая власть стреляет и убивает людей, разорила страну, мы были правы, мы не отступим, нас не запугать, мы еще всем покажем…

Очень агрессивная получилась речь, но вряд ли можно было ожидать чего-то иного. Вот как ведет себя хулиган, припертый к стенке? Собственно, у него есть всего два варианта действий. Первый: сказать, что он погорячился и выбросить ножик. Второй: согнуть ноги в коленях, ссутулиться, вытянуть руку с ножичком вперед, водя ее из стороны в сторону, чтобы никто не подошел, делать страшные глаза и вопить, что всех попишет. Известно, что Путин не из тех, кто признает свои ошибки и идет на попятную. Он числит себя не какой-то там мелкой шестеркой, а законником, поэтому выбросить ножик не для него. Он этим ножиком будет размахивать и пугать до последнего. В данном случае в роли ножика выступают срочно переброшенные в аннексированный Крым ракетные комплексы «Искандер» (SS-26).

Многие считают, что такая упертая самоуверенность и наглость Путина порождена тем, что самым удивительным образом все его неоднозначные поступки и действия, как внутри страны, так и на международной арене, сходят ему с рук. Сошла с рук война в Чечне, когда вместе с повстанцами, выступающими за независимость Ичкерии от Москвы «замочили» тысячи мирных жителей. Сошла с рук поддержка сепаратистских режимов в молдавском Приднестровье, а также в Абхазии, что в итоге вылилось в признание независимости и установление дипломатических отношений с Республикой Абхазия. Сошло с рук раскачивание ситуации в Южной Осетии, что привело к войне с Грузией. Да много чего сошло Путину с рук, привыкшему не засиживаться за столом переговоров, если что-то идет не по его желанию, а «принуждать к миру». Вот дошла очередь и до Украины, которую Москва очень не хочет выпускать из своих цепких объятий, считая своей вотчиной и зоной эксклюзивных интересов. Очень хочется непокорную соседку наказать и жизнь ей испортить, отсюда и оттяпанный Крым, который быстро превращается в хорошо укрепленный бастион, и вооруженная агрессия на востоке Украины. И опять пока все сходит с рук. Ну, если не считать аккуратное введение Западом санкций, которые хоть и душат российскую экономику, но диктаторский пыл Путина никак не поубавили. Пока Украина даже наступательное вооружение выпросить у западных друзей не может. Угадайте, вмешается ли Европа и США в случае, если Кремль захочет прорубить сухопутный коридор в Крым или в Приднестровье, а то и вовсе пойти на Киев? Или ругаясь между собой, закрутят очередную гайку санкций? Ведь не зря же уже моделируется ситуация по Нарве: вступится ли НАТО за своего партнера, если туда придут зеленые от вежливости человечки, или мир не захочет ядерной войны с Россией из-за непонятного маленького эстонского городка? Пока Киселев будет рассказывать, что «Россия единственная страна в мире, которая реально готова превратить США в радиоактивный пепел», пока Жириновский будет пугать обывателей «сгоревшей Европой», пока Леонтьев будет убеждать, что западные партнеры должны понять, что «Россия безусловно применит ядерное оружие, если она будет стоять перед угрозой гибели», утверждая, что на Россию уже напали, пока Путин будет намекать на неприятные «сюрпризы» для «западных партнеров», этот самый Запад будет продолжать убеждаться в том, что имеет дело с полным неадекватом и сумасшедшим, оторвавшимся от реальности. А как вести себя с буйным сумасшедшим? Как понять, что ожидать от невменяемого? Вот и получается, что западный мир на совершенно бандитские действия, попирающие мировые нормы, активно реагировать не решается, что только убеждает «собирателя земель русских», что ставки можно повышать до бесконечности, и есть полный смысл идти на таран – все равно в последний момент противник не выдержит и дернет штурвал на себя, чтобы избежать столкновения.

Да, все правильно, все сошедшие с рук, а поэтому удавшиеся,  вышеуказанные рисковые проекты Путина на международной арене вселили в него самоуверенность. Но мне кажется, что есть еще одно сошедшее ему с рук событие, которое, возможно, было предтечей всего остального. Может быть, именно с этого все и началось. Речь идет о легендарном марш-броске российских десантников на Приштину. Сейчас кто-то скажет: так это было еще при Ельцине. Да, при Ельцине. Но не без участия Путина. И, похоже, весьма активного. Об этом немного ниже, а пока немного вспомним о тех событиях. Несмотря на то, что подробности операции засекречены до сих пор, общей информации вполне достаточно и в открытых источниках.

Итак, 1999 год. Идет война между Югославской армией и Армией Освобождения Косова. НАТО обвиняет сербские власти в этнических чистках мусульман и требует вывести войска из автономии Косово и Метохия, населенной преимущественно албанцами, а также разместить там военнослужащих коалиции. Югославия отказывается выполнять эти требования, и 24 марта 1999 года начинаются военные действия. Почти четыре месяца авиация НАТО бомбит сербские стратегические объекты. Международный аэропорт «Слатина», находящийся рядом с городом Приштина, был признал натовцами важным стратегическим объектом, который было решено захватить, поскольку он мог принимать любые типы самолетов. Российское руководство, которое изначально противостояло планам НАТО, имело свои интересы в этом регионе и исторически поддерживало Сербию, приняло секретное решение захватить аэропорт «Слатина», чтобы не позволить высадиться там войскам НАТО, а заодно ввести в Косово и Метохию российский миротворческий контингент.

В конце мая 1999 года 18 бойцов из спецподразделения ГРУ ГШ Вооруженных Сил России, которые входили в международный миротворческий контингент в Боснии и Герцеговине, тайно обосновались в подземном комплексе аэропорта «Слатина» (а по другим данным даже взяли его под контроль) и стали ждать прибытия основных сил. НАТО же планировало установить контроль над аэропортом «Слатина» и ввести в Косово свои миротворческие силы, согласно резолюции СБ ООН 1244, 12 июня. Но в ночь с 11 на 12 июня передовой отряд российских десантников численностью в 200 человек на БТРах и автомобилях с российскими флагами совершил 600-километровый бросок на Приштину. Бойцы к 5 часам утра (по другим данным к 7) захватили аэропорт, блокировали взлетную полосу бронетранспортерами, перекрыли шоссе на Македонию, организовали блокпосты, разминировали территорию и заняли круговую оборону в ожидании натовских войск и подразделений Армии Обороны Косова, которых опередили на полтора часа.

В 11 часов утра (по другим данным уже в 7.30 стало известно и приближении английского парашютно-десантного батальона) к аэропорту подъехала первая колонна НАТО – британские танки и джипы. Английские десантные вертолеты попытались приземлиться на территории аэропорта, но им помешали это сделать российские БТРы. Командующий группировкой сил НАТО на Балканах Майкл Джексон призвал танки двинуться на штурм, на что россияне отреагировали, взяв их на прицел ручных гранатометов. Танки двинуться вперед не решились. Командующий силами НАТО в Европе американский генерал Уэсли Кларк отдал приказ Майклу Джексону отбить аэродром (как до этого приказывал опередить русских), но тот отказался «развязать третью мировую войну», и вместо штурма приказал окружить аэродром. Более того, в первые дни натовцы даже снабжали российских солдат, страдающих от нехватки воды, минералкой.

Дальше Венгрия и Болгария отказали в предоставлении воздушного коридора для российских военно-транспортных самолетов, которые должны были доставить в аэропорт «Слатина» два полка ВДВ и тяжелую технику. Россия и НАТО вступили в переговоры, в результате которых россиянам все же разрешили разместить свой миротворческий контингент в Косово, который находился там до 2003 года. Впрочем, несмотря на то, что аэродром контролировался россиянами, пользовались им и натовцы.

Версий, почему Россия решила захватить аэродром «Слатина» и почему у нее это получилось, много (предполагают даже, что это был некий хитроумный американский план для удержания от бегства сербов), но факт остается фактом – 200 (по разным данным от 171 до 206) российских десантников, у которых было что разве 15 крупнокалиберных пулеметов на БРТах и несколько десятков РПГ обломали большой натовский контингент. Россия показала всему миру свою мощь и решимость, раньше других водрузив над важным стратегическим объектом два флага – России и ВДВ.

В честь этого эпохального события 11 февраля 2000 года Министерство обороны РФ учредило медаль «Участнику марш-броска 12 июня 1999 г. Босния–Косово». Интересно, что в виду значимости увековечиваемого события, на медали разрешили изобразить Государственный флаг РФ, что не разрешается на ведомственных наградах. Непосредственные участники марш-броска получили медали из нейзильберга, а те, кто принимал участие в подготовке и обеспечении марш-браска – из томпака. Но были еще три медали – из серебра. Их вручили Борису Ельцину, Владимиру Путину, а одна была передана в Геральдический регистр ВС РФ. Первый приказ о награждении был подписан 20 июня 2000 года. И тут стоит немного задуматься. Почему серебряную медаль вручили президенту Ельцину, понятно. А Путину почему? Во время операции он был секретарем Совета безопасности Российской Федерации и директором ФСБ России. Начальник Генштаба ВС РФ генерал армии Квашнин получили медаль из нейзильберга, первый его зам, генерал-полковник Манилов – тоже. Про и.о. Председателя Правительства РФ того критического времени Сергея Степашина – молчок. Конечно, можно предположить, что Путину дали серебряную медаль потому, что во время начала вручений медали он был уже президентом России. Очень даже вероятно – нужно же отметить личную заслугу высшего должностного лица. Но мне кажется, что серебряную медаль все же Путину дали не только за это, и его роль в этих событиях чрезвычайно велика. Возможно, что это его мысль и была – показать силу России Западу, тем более, что были сведения, что натовские силы не готовы к противостоянию. Что и подтвердилось. Более того, они еще и приказы вышестоящего начальства выполнять не захотели из-за боязни развязать войну, и даже готовы были противника кормить и поить. Одним словом, проявили полную слабость.

Известно, что история не знает сослагательного наклонения, но давайте все же поразмышляем о других вариантах развития вышеописанных событий. Давайте предложим, что подошедшие к аэропорту войска НАТО не стушевались и в боестолкновении положили всех российских десантников лицом в взлетную полосу, выполняя приказ о захвате важного стратегического объекта. Мог же попасться решительный командир и храбрые солдаты? Вполне. Может даже до многочисленных смертей бы и не дошло. Возможно, что после начала боя, после первых подбитых британских танков и первых погибших десантников, россияне поняли, что им лучше сдаться, чем полечь перед напором превосходящих сил противника. Просто представим себе такой вариант. Помощи эти 200 десантников сразу бы не дождались. Напоминаю, Венгрия и Болгария российские военно-транспортные самолеты не пропустили. Все бы могло закончиться достаточно быстро. Что было бы потом, и было бы вообще, тоже можно гадать, но вполне можно предположить, что ничего бы и не было – Россия просто бы поняла, что втягиваться в большую войну не стоит.

А теперь самое главное. Если бы тогда Путин, который только начинал свой путь в большую политику, на собственном опыте почувствовал, что нельзя вести себя на международной арене как гопник на разборке, иначе можно и в ответку схлопотать, то, может, и в дальнейшем он вел бы себя не так напористо и нагло. Нет, можно, конечно, предположить, что, исходя из своего характера, он бы еще больше хотел реванша и мести, но это тоже все из области предположений. Так что, вполне возможно, что еще 15 лет назад набиравшего силу Путина Запад мог бы поставить на место.

И теперь еще один возможный вариант развития событий, если бы войска НАТО не побоялись выбить российских десантников из аэропорта «Слатина». Случилась бы гибель элиты российских войск, возможно было бы резкое обострение противостояния России и Запада, последовали бы тяжелые переговоры… В любом случае, это был бы провал российской внешней политики. А если бы это был провал, то Путин не только серебряную медаль бы не получил, но возможно, что и свой пост бы потерял. И Ельцин, уже активно ищущий своего приемника, просто не решился бы назначить им человека, запятнанного в провальной операции и представшего в глазах Запада лузером. Еще раз повторяю, Путин в то время занимал немаленькие посты секретаря Совета безопасности Российской Федерации и директора ФСБ России. Случись так, может быть, тогда и история Россия пошла бы немного по-другому сценарию…

Да, вероятно, 15 лет назад все могло пойти немного иначе. Но тогда Запад явно не был готов к противостоянию с Россией, поэтому на решительные действия не отважился. А если Путин тогда понял, что НАТО очень нерешительная структура, то почему бы ему тогда же не решить и в дальнейшем вести себя только с позиций силы, демонстрируя, что Россия в любой момент готова к силовому варианту? Тогда НАТО провалилось просто по всем статьям. Руководству Североатлантического Альянса тогда не хватило решительности и смелости, как не хватает его и сейчас для настоящей поддержки Украины, страдающей от агрессивного соседа. Только от решительных действий правительств западных стран, ЕС, НАТО, других международных структур зависит, будет ли Россия уважать международные обязательства и договора или не будет.

Я не историк и не политолог, я не допущен к секретным архивам и не знаю всю инсайдерскую информацию о марш-броске российских десантников на Приштину, о последующих затем событиях, о взаимоотношениях Ельцина и Путина, но я имею полное право размышлять о том, что могло быть, если бы эта операция не удалась, были бы наказаны виновные в унизительном провале, назначил бы Ельцин своим приемником Путина, а если бы назначил, то, как бы вел себя Путин в дальнейшем, после того, как столкнулся с решительными действиям НАТО и потерпев поражение. История не знает сослагательного наклонения, но иногда так хочется, чтобы знала…

Текст/фото: Игорь Магрилов
Фото сделано во время визите Владимира Путина в Берлин 1 июня 2012