ГОД НА РОДИНЕ, ИЛИ МАЙДАНА МАЛО

Уроженец Харькова, журналист Руслан Царев уехал в Россию по окончании Харьковского государственного университета (ныне национальный имени В.Н. Каразина), но, прожив там 17 лет, в августе 2014 года вернулся в Украину. Причиной такого решения, как поясняет он сам, послужили крымские и последующие события, а главной — реакция на них большинства россиян. Будучи занятым человеком, он все же согласился иногда делиться с нашими читателями впечатлениями от вновь обретенной Родины.

Становление Руслана как журналиста проходило в легендарной юношеской харьковской газете «БА-БАХ!!!», где даже дети несли такую правду-матку, что удивлялись даже опытные взрослые журналисты. Лжи в этой газете никогда не было. Руслан отличался особенно острым восприятием действительности. Не случайно, что во время одной из всесоюзных юнкоровских смен в лагере «Орлёнок» он сжег свой комсомольский билет, после чего написал целую оду по этому случаю. То есть, если Руслан что-то пишет, то можно в его искренности не сомневаться. И пишет он это не для того, чтобы просто недостатки показать, а для того, чтобы эти недостатки их нашей жизни исчезли.

Итак, читайте сегодня его первые «Записки репатрианта».

                                                                                                                                    Игорь Магрилов
 

Возвращение домой совпало с исторической датой — штамп в моем загранпаспорте о въезде в Украину, поставленный в пункте пропуска Гоптовка, датирован 19 августом прошлого года. Именно в этот день, если кто забыл, в 1991 году в Москве начался путч, запустивший маховик распада советской империи. Наверное, символично.

Теперь, проведя в своей стране год, могу сказать, что большинство эмоций, которые вызывает погружение в отечественные реалии, пока скорее негативного плана. Я уезжал из Харькова в 1997 году, а общее впечатление: если в родном городе и стране что-то с тех пор изменилось, то только в худшую сторону, а от многого, даже живя в далеко не самой передовой России, уже отвык.

Чиновники

В первую очередь, отвык от откровенного хамства чиновников. Нельзя сказать, что по ту сторону границы не хамят совсем, но за последние несколько лет определенный прогресс все же имел место. Клеркам пришлось выучить и ввести в служебный обиход элементарные слова вежливости и даже научиться хотя бы делать вид, что искренне хотят гражданину помочь. А уж объяснять плохое качество оказания государственной услуги плохим настроением им, в отличие от украинских коллег, точно не придет в голову, ибо чревато. Не скажу обо всей стране, сам получал те или иные государственные услуги преимущественно в Москве и только те, которые требовались, и впечатления от посещения оказывающих их ведомств и общения с их персоналом остались именно такие.

Реформу полиции в России есть, за что ругать, но в случае мелкого административного правонарушения полицейский не будет откровенно разводить на «магарыч», как это принято в том же Харькове, а сделает все по закону — как говорил Лёлик из «Бриллиантовой руки», «опись, протокол, сдал-принял».

Вымогать с порога «благотворительный взнос» медперсонал учреждений здравоохранения или клянчить деньги «на бензин» при вызове скорой помощи не будет под страхом увольнения. Если пациент сам предложит подношение и будет особо настойчив, никто, конечно, не откажется, хотя и с боязнью, не стоит ли под дверью бригада из ОБЭПа или главврач. Но сам намекать хоть тонко, хоть толсто — боже упаси.

Чиновник в России не идеален. Он, как и украинский, может являть чудеса вопиющей некомпетентности. Наверное, не упустит и случая срубить копеечку за решение того или иного вопроса. Но, если речь не идет о крупном коммерческом проекте, опять же сам ни на что намекать не будет. Он будет исполнять заведомо незаконные распоряжения начальства, зная, что при случае крайним сделают именно его. Впрочем, риск не так велик: большинство россиян своих прав не знает, а писать жалобы, что в России имеет смысл, считает зазорным.

Но если Россия могла себе позволить некоторые улучшения за счет потока нефтедолларов, то в Украине такового нет. Поэтому истинные задачи государственной машины несколько иные. Конечной ее целью, в том числе и на низах, является срубить как можно больше бабла. И в свете понимания этого все ее несуразности находят логичное объяснение. С одной стороны задача административной системы в этом случае — сделать получение любой административной же, как их принято называть в Украине, услуги максимально хлопотным, долгим по времени и неудобным. Чтобы у гражданина и желания не возникало обращаться в ведомство, и появилась потребность искать обходные пути. По многим услугам этот процесс долго времени не займет. Сомнительные посреднические конторки располагаются, наверное, по случайному стечению обстоятельств в непосредственной близости от нужного ведомства или же, не таясь, рекламируют свои услуги в интернете, а их персонал не скрывает, что главным фактором ценообразования является сумма, которую нужно занести ответственному за услугу клерку. Клерка это спасает от необходимости самому озвучивать сумму взятки. Да и разобраться, кто является конечным адресатом денег, при таком варианте труднее. А если факт наличия посредника где и всплывет, проще будет от него откреститься. У меня такая ситуация возникла при оформлении возвращения с ПМЖ из-за границы. Посредник, узнав, что у меня есть и российское гражданство, потребовал за свое содействие в получении украинского внутреннего паспорта без выхода из гражданства РФ 1000 долларов. Как потом выяснилось после серии моих запросов и жалоб на бездействие (несколько запросов были проигнорированы, на ряд пришли отписки с ответами не по существу заданных вопросов, для сравнения: в России обычно достаточно одной, максимум двух жалоб, в совсем крайнем случае — трех или обращения в прокуратуру), паспорт мне бы сделали и так, а «предложение, от которого трудно отказаться», оказалось банальной разводкой. «Вы в эти конторки больше не ходите, это мошенники, приходите на прием — мы все сделаем по закону, ваш вопрос у руководства на контроле», — заверяла меня сотрудница ГУ ДМС Украины в Харьковской области, проводившая проверку по очередной моей жалобе. Так оно в итоге и получилось.

Если же гражданин все же попадает к клерку на прием, то тут срабатывают три фактора. Раз гражданин туда пришел, значит, клерк на нем ничего не заработает, ну так и церемониться с ним нечего. Надежда, что после приема он все-таки пойдет к посреднику, остается, и значит, надо максимально его к этому простимулировать. Ну и привычка любого заявителя по возможности отфутболить и погонять по кабинетам, а еще лучше — разным инстанциям тоже никуда не девается.

Ненавязчивый сервис

Впрочем, с государственными структурами все ясно, но ведь и частный бизнес нередко туда же. Взяток там, конечно, вымогать не будут, но отношение к делу и работе обычно сходное, а главная цель — срубить с клиента все того же бабла, не особо заморачиваясь качеством предоставляемой услуги. И гарантией работы, как положено, не будет даже принадлежность к международному всемирно известному бренду.

Иллюстрацией последнего утверждения служит качество обслуживания в курьерской службе «Pony Express Украина». Пару раз мне пришлось воспользоваться ее услугами для доставки документов в Россию. Первый раз их агент в Белой Церкви позвонил мне на следующий день  после получения заказа и заявил, что курьер приедет только завтра, потому что заявка якобы поступила поздно, а он уже уехал «в другую сторону». По версии киевского офиса компании, заявка передается нужному агенту автоматически и сразу. Курьер к тому же оказался не знающим города и отнял у меня изрядно времени на объяснения, как же ко мне добираться (воспользоваться интернетом и посмотреть карту или воспользоваться навигатором, видимо, непосильная для его интеллекта нагрузка), а забирать отправление прибыл на общественном транспорте. Но веселее была попытка второй отправки. Передать надо было приглашение другу, собирающемуся ко мне в гости и уже взявшему билет. Заполненную на сайте заявку мне подтвердили на следующий день, а далее — ни слуху, ни духу. Заявку я отправил в среду, а в пятницу, отчаявшись дождаться курьера, позвонил в киевский офис. Там заверили, что уж в понедельник утром курьер у меня будет точно. Утром понедельника мне позвонил тот же агент из Белой Церкви и потребовал.... Правильно! Перенести визит курьера на завтра и спел ту же песню — заявка якобы пришла «полчаса назад», а курьер «уже уехал в другую сторону». Тут уж моему возмущению не было предела. Во второй половине дня курьер с горем пополам явился, но тут началось самое интересное. С другом мы договаривались, что доставку приглашения оплатит он, и в заявке я отметил соответствующую опцию. Курьер же потребовал оплату от меня. После звонка в Киев выяснилось, что международная доставка осуществляется только по предоплате или гарантийному письму из страны назначения, которое здесь и сейчас, понятно, никто бы сделать не успел. В итоге от услуг компании я отказался, внес ее в персональный черный список и связываться с «Pony Express Украина» никому не советую. Ключевое в ее название слово «Украина» и означает оно стандарт работы на уровне ниже канализации.

Вообще стандарты работы и отношение к ней даже в Киеве, не говоря о регионах, напоминают мне Кострому — кондовый русский провинциальный городок, где я жил последние четыре года до возвращения на Родину. Там даже в «Макдоннальдсе» персонал ползает, как сонные мухи, и весь знаменитый «макдаковский» менеджмент против этого бессилен. Наверное, потому что менеджеры — тоже костромичи.

К чести украинских городов — в них хотя бы «Макдоннальдс» все же марку блюдет. Но общая картина от этого не становится менее удручающей. И поневоле просятся образы из ватного лексикона, что поскакать на Майдане для того, чтобы стать Европой, недостаточно. Еще и работать, и относиться к делу придется научиться соответствующим образом.

Ложка меда

Наверное, после прочтения всего этого возникает вопрос, чего же я тут сижу и на фига было возвращаться? А ответ простой. Какой бы Украина ни была в своем сегодняшнем состоянии, это моя Родина. И коль уж прежняя страна пребывания поставила вопрос о выборе, с кем я, для меня он очевиден. Это моя страна, в которую я вернулся, чтобы внести свою лепту в то, что она станет лучше.

«Украинцы свое будущее отстояли, а мы в Северную Корею превращаемся», — сказал в феврале 2014 мой друг, тоже уроженец Украины, а ныне московский топ-менеджер. Так и есть. Больше того, тоже образ не мой, а позаимствованный у одного из киевских коллег — если сравнивать украинскую ситуацию с библейским исходом евреев из Египта, сейчас страна находится на том отрезке пути, когда море перейдено и его воды сомкнулись за спиной последнего участника исхода. Впереди долгий и трудный путь по пустыне, но дороги назад нет, даром что у фараона для рабов макароны на ужин по расписанию. И я готов его преодолевать вместе со своей страной.

Ну и мне лично нет дороги в Россию, хотя там меня есть, кому принять, даже после того, как Путин найдет свой тяжелый и бесславный крах, а я уверен, что до этого осталось недолго. Потому что дело не в Путине, он — порождение своих 86%, а по некоторым подсчетам 146%. А вот жить бок о бок с этими 86-146 я больше не смогу. То, что я называю рашизмом головного мозга, у них проявлялось всегда, но до поры до времени это особо не бросалось в глаза. С «крымнашем» точка невозврата для меня оказалась пройденной. А еще больше я не хочу, чтобы в этой среде росли мои дети.

Так что теперь и я на Родине — и «хоть камни с неба». Слава Украине! 

Текст/фото: Руслан Царёв
Киевская область