ЗОНА АТО: НА ВОЙНЕ КАК НА ВОЙНЕ...

Тяжело выпрашивать материалы для сайта у солдат и волонтеров, которые постоянно в зону АТО мотаются. Им всегда некогда, им проще фотографии на своей странице в социальной сети выложить, что-то быстро написать и сказать: скачивай с моей страницы. Приходится объяснять, что наш сайт ничего не скачивает, а публикует только эксклюзив. И без нас есть, кому скачивать. Отвечаешь: ладно, когда будет время, тогда напишешь что-то, пришлешь фото – тогда и поставлю на сайт.

Вот, уговорил своего старого знакомого, харьковского волонтера Диму «Буса» что-то написать о своей крайней поездке "на самый передок" и прислать фото, которые еще нигде не печатались. Дима немного поворчал, но понял – прислал. Ставлю почти без правки, так по мелочам. И фото не обрабатываю. Текст такой – очень сжатый, нервный, эмоциональный. Короткие, рубленые фразы, без долгих разъяснений и цветастых оборотов. Было больше восклицательных знаков, немного убрал. В этом тексте чувствуется трагизм ситуации, и этим он ценен. Это очень жизненный текст. От человека, который знает, о чем пишет. Он в зоне АТО бывает постоянно, много чего видел… Спросил, можно ли засвечивать лица ребят? Дима сказал, что можно, они изначально на это шли, им ничего бояться и не от кого прятаться. Есть в этом тексте и то, что может очень не понравиться большим начальникам. Но раз Дима так пишет, то, вероятно, так и есть. К сожалению, есть. Хотелось бы, чтобы не было. В общем, читайте.

                                                                                                                                            Игорь Магрилов

Была очередная волонтёрская поездка. Сначала в Славянск. Точнее – совсем рядышком с ним. В район возле озера. В сосновый лес. Там стоит 2-й бат 95-й бригады. После ДАПа (Донецкий аэропорт – Ред.), в котором киборги выжили, выстояли, разбросанные БМПхи и БТРы и пение соловьёв, номера с спутниковым ТВ и кондиционерами, такой странноватый сюр вводит на пару секунд в ступор. Заехали, выгрузили передачи, двинули в винницкий «Ягуар». Туда чисто бытовуху, мыльно-рыльное и немного провианта. А хлопцы вышли только из-под Марьинки. Какой, сука, инженер проектировал наши хвалёные «Шреки» и «Казаки»? Крышку капота для «залезть в движок» надо вдвоём поднимать. Она 80 кг весит. А в корпусе, в отсеке для перевозки личного состава, в дверях кабин дырки от 7,62 сквозные! От 5,45!!Покажите мне конструктора и проектанта. Я их с собой возьму.

Дальше – в Артёмовск. В родную, ещё с Дебальцево, 1-ю медроту. Там по мелочи: стиральную машинку, халаты, медкостюмы, дождевики немецкие. Ну и, чтоб не шататься по передку, по ночи, там же и на ночёвку остались. Да, забыл, ещё в 54-ю бригаду к товарищу заскочил, личную передачу закинул, и к беженцам заскочили, закинули и еды, и вещей, и обувь, и чуток для детей. Семьи из Дебальцево, из Углегорска. В глазах веселья нет. Только тоска. И у некоторых злость. Её не спрячешь. Она светится, даже когда торбы и коробки к ним заносишь.

Вернулись в госпиталь. За окном погромыхивает. Арта 120 или 122. Потом «Шилка» затарахтела. Сначала турбина завыла. Потом уже трррррр... Но часам к 12 всё затихло. Всем спокойной ночи!

Утром – завтрак, заявка от Дока (командир 1-й отдельной медроты, позывной «Петрович»  – Ред.) и от начальника госпиталя на препараты – и вперёд. К правосекам. В Водяное. Дороги нет. То разбитый в жопу асфальт, то грунтовка. На блокпостах смотрят, как на идиотов. Если на ранних, в районе Изюма, Славянска, постах слышат, куда едем и всё равно просят то форму, то сигареты, то чем ближе к Авдосе и к Донецку, только в след летит: «аккуратнее там», «там миномёт работает», «не лезьте под пули». Никто не хочет лезть под миномёт. И под пули. Ехать-то один хер надо. Едем. Через Авдеевский Коксохим (рядом с ним, конечно, там же сепары) и по полям докатились потихоньку. Стали на посту перед Водяным, почесали языками минут 15 с ребятами, послушали ВСЕГО два разрыва за эти 15 минут. Подтянулись хлопцы «Рема». Поехали к ним на позицию.

Блин, типа курорт. Домик, сараюшка, летний душ, ТВ, веранда с шезлонгом, огородик. Ведро с свеженарванной клубникой. Пулемёты и расставленные по двору «мухи» в глаза из-за райской картинки не бросаются вообще. Поговорил с ним, поговорил с «Пацаном». За вообще жизнь, за взятых в плен сепаров, за скурвившихся наших генералов. Когда взяли пацанёнка-сепара Коробкова Виталия в плен, а он оказался сыном ротного командира из ДНР, то ему дали возможность связаться с отцом. Чтоб договориться про обмен его на наших хлопцев. Которые в плену.

Его отец в телефон очень интересные вещи выдал. Вот пару реплик: «Я сейчас своим в Киев позвоню... Половина Киева сейчас поднимется... Вы чё, не понимаете, что вам сейчас всем будет пи..ец? Вас сейчас приедут убивать…»

Таки приехали. Генерал! ВСУ в сопровождении «Альфы». Через час. Начал бегать, орать, отдайте нам вашего пленного. А то всем жопа будет... Уехал. Потом СБУ приехало. Те попытались тоже нахрапом взять. Потом просто сделали допрос под видеосъёмку. Уехали. Вашу мать! КТО? у нас за спиной???

Ладно. То всё эмоции. Выгрузили хлопцам масксетку, провиант, кошки на съём растяжек, по мелочи ещё, забрали двух бойцов с собой и поехали помаленьку домой. В Харьков. Правда, по дороге, вернее, по тем весёлым и ровным направлениям, оторвали себе газовый бак. Починили на месте и покатили дальше. Ночью вернулись.

Резюме-война не делается в белых перчатках. Она – это грязное, кровавое, вонючее дело. Но когда в эту грязь добавляют ещё и запашок продажи совести, предательства, то очень хочется взять в руки «калаш» и отстрелить ноги моральным уродам. Которые за шелестящие бумажки готовы продать всё. Даже жизнь. Не свою. Чужую.

Текст/фото: Дима «Бус»

Комментарии

Наш материал "Зона АТО: на войне как на войне" в конкурсе "Репортеры АТО". Болеем за волонтера Диму "Буса"! http://ato.lisichansk.in.ua/konkurs