PUSSY RIOT В БЕРЛИНЕ

В рамках форума Cinama for peace состоялась пресс-конференция участниц ныне известной во всем мире феминистской пан-группы Pussy Riot – Надежды Толоконниковой и Марии Алехиной. Недавние узницы приехали в немецкую столицу, чтобы представить российско-британский документальный фильм Pussy Riot: A Punk Prayer режиссеров Майка Лернера (Mike Lerner) и Максима Поздоровкина, который борется за победу в номинации Most Valuable Documentary of the Year.

Об огромном интересе немецких и международных СМИ к пресс-конференции говорило множество автомобилей с телеантеннами перед входом в Regent Hotel, еще большее количество съемочных групп и длинные списки получивших аккредитацию журналистов. Отмечу также и повышенное количество охранников. Первые ряды в зале были заняты задолго до объявленного начала пресс-конференции. Минут за 15 до появления гостей, чьи имена были написаны на стоящих на столе табличках, фотокорреспонденты и вовсе окружили стол плотным кольцом, вызвав вполне понятное негодование стоящих в конце зала видеооператоров.

В пресс-конференции помимо участниц Pussy Riot приняли участие также Jaka Bozilj, писатель, промоутер, продюсер и основатель Cinama for peace, киноактер и внук Нельсона Манделы – Kweku Mandela и адвокат, правозащитница, посол Доброй воли Совета Европы, актриса, бывшая супруга Мика Джаггера – Bianka Jagger.

Безусловно, все же основной интерес у присутствующих репортеров был прикован именно к Надежде Толоконниковой и Марии Алехиной, поэтому организаторам пришлось приложить немало усилий, чтобы отогнать снимающих от стола и начать пресс-конференцию.

Теперь постараюсь кратко, но подробно осветить то, о чем говорили участницы Pussy Riot, не акцентируя внимания на том, что и кто конкретно из девушек сказал – они активно дополняли друг друга.

Прежде всего, Надежда Толоконникова и Мария Алехина поблагодарили всех за участие в их судьбе и напомнили, что в России еще много людей сидит по политическим мотивам. Уже полтора года людей судят по «Делу 6 мая» («Болотное дело». – И.М.), практически все об этом молчат, и это молчание необходимо нарушить. В их случае государство пыталось всех убедить, что в основе дела лежала религиозная ненависть. Тут же пытаются внушить мысль, что эти люди нападали на полицейских. Это не соответствует действительности, это механизм изощренной мести, и единственное, что можно этому противопоставить – гражданское сопротивление. Если власть во время кризисных моментов своей истории ищет козлов отпущения, то это слабая власть, и именно такой властью является Путин.

Никакой религиозной ненависти у Pussy Riot нет, они за очищение религии от политики, куда ее толкают Путин и патриарх Кирилл.

Фигуранты «Дела 6 мая» не подпадают под амнистию, поэтому пора перестать называть это амнистией. Этой фейк, попытка Путина поправить свой имидж. Количество людей, которые были освобождены, ничтожно мало. В России 863 000 заключенных, но под этот акт попало, в лучшем случае, 1000 человек.

В настоящий момент Надежда Толоконникова и Мария Алехина занимаются организацией «Зона права», которая планирует бороться за права заключенных. Уже появились первые проблемы. Так, было отказано в регистрации, поэтому планируется подавать документы вторично. При этом оказывается давление на всех людей, которые имеют к этому отношение. У юриста организации и его семьи существуют проблемы, возле их дома дежурят машины, его вызывают в полицию и угрожают последствиями, если он будет добиваться повторной регистрации.

Задача «Зоны права» - дать понять тюремной администрации, что то беззаконие, которое они творят, не может оставаться безнаказанным. С этим будет вестись публичная борьба. Должна также быть налажена система международного наблюдения за российскими тюрьмами. Их посещение зарубежных тюрем – это один из шагов к этому.

Также «Зона права» заинтересована в контактах с теми НКО, которые занимаются культурой в тюрьмах. Сейчас идет накапливание зарубежного опыта с тем, чтобы применить его в России. Заключенные – это не отбросы общества. Им нужно дать понять, что они могут сочинять песни, тексты, ставить театральные постановки. В России узники «Дела 6 мая» как раз люди, которые говорят очень правильные вещи, что можно понять, прочитав их последние слова в судах. Это просто пронзительные тексты.

Человек в тюрьме беспомощен, он не может сказать о том, что видит вокруг себя. В России, если человек осужден, он лишается права избирать и быть избранным. На это нужно смотреть несколько шире. По сути, он лишается прав в принципе. А если человека отучают от выбора, то как его можно научить жить свободным? Его даже мыслить отучают!

Сейчас Надежда Толоконникова и Мария Алехина встречаются с освободившимися женщинами и узнают, что они пережили в колониях. Их задача – дать право голоса тем, кто был его лишен на протяжении многих лет. Весь мир должен услышать, что происходит в российских колониях от лица тех, кто там находился или находится. И тогда этих людей не забудут, как не забыли и их.

Отвечая на вопрос о Сергее Магницком,  девушки сказали, что это трагедия, и это не исключение из правил, а система. Выбивая показания из человека, его помещают в условия, где нет оказания медицинской помощи. Такие же проблемы и у ВИЧ-больных, им так и говорят: «Вы что, лечиться сюда приехали?» После смерти Магницкого система нисколько не изменилась. Акт Магнитского необходим, и европейские страны должны его принять. Российская пропаганда представляет акт Магнитского антироссийским актом. Это не так. Этот акт заставит российских чиновников провести черту, существуя только в той российской действительности, которую они построили.

Поскольку на пресс-конференции был Квеку Мандела, чей дед после долгой отсидки стал президентом ЮАР, кто-то из журналистов задал шутливый вопрос, не хотят ли и девушки пойти по этому пути и побороться за пост президента России. На это они ответили, что как Мандела они не сидели в тюрьме 26 лет, так что это вряд ли, а вот избраться в Московскую городскую Думу попробовать можно.

Было также сказано, что девушки могли бы сотрудничать с Ходорковским в области защиты прав заключенных, и могли бы быть полезны друг другу.

На вопрос Бьянки Джаггер по поводу того, как работает в России закон о гей-пропаганде, Надежда Толоконникова и Мария Алехина сказали, что во время открытия Олимпиады в Сочи на Красную площадь вышла небольшая группа людей с протестом, и их тут же забрали в полицию. Таким образом, это работает в РФ. Этот закон разжигает ненависть. Это не защита детей, власть вынуждает людей ненавидеть тех, кто на них не похож.

Интересен был и ответ по поводу Эдварда Сноудена. По факту Сноуден не борется с российской системой. Девушки поддерживают инициативы такого рода, поскольку это борьба за свободу. Но им ближе Джулиан Ассанж, так как Сноуден находится под жестким покровительством российских властей. Это странно, когда он живет на законспирированной квартире ФСБ и ведет себя как человек, который борется за права.

По поводу еще одной известной участницы Pussy Riot Екатерины Самуцевич. Катя занимается своими проектами. Поэтому ее в Берлине и нет. Относятся ли еще они к Pussy Riot? «Люди с открытыми лицами не могут заявлять о своем членстве в Pussy Riot, а в данный момент мы с открытыми лицами. Но мы никогда не выходили из группы и можем после пресс-конференции одеть балаклавы и участвовать в концерте».

По поводу заявление на странице Pussy Riot в «Живом журнале», что они уже не относятся к группе, Надежда Толоконникова и Мария Алехина также сказали, что во время их отсидки никакого особого движения не происходило, и они не знают, кто использует ЖЖ для таких заявлений, если он никем не ведется или ведется, но неизвестно кем. Девушки находятся на связи с некоторыми людьми, которые во время их отсидки записали песню «Путин зажигает костры революций», делали другие акции, но это тоже не те люди, которые писали это заявление в ЖЖ. Такие заявления подрывают концепцию Pussy Riot, по которой любой человек может быть членом группы. В Pussy Riot нет солирующих и не солирующих людей, главное – заявить свою политическую позицию.

После окончания пресс-конференции собственный корреспондент украинского канала «1+1» Наталья Фибриг успела-таки задать вопрос о событиях в Украине, и участницы Pussy Riot сказали, что, конечно же, поддерживают людей, стоящих на Майдане.

Текст/фото: Игорь Магрилов