ОЛЕГ РЫБАЧУК: ВСЕ УКРАИНЦЫ ПОНИМАЮТ, ЧТО ТО, КАК У НАС ПОПАДАЮТ В ПОЛИТИКУ, НЕПРАВИЛЬНО

Как мы писали в предыдущей публикации, в берлинском Heinrich Böll Stiftung под эгидой Democracy Reporting International состоялась подиум-дискуссия на тему «Украинские уроки: борьба с дезинформацией и защита демократии». Блиц-интервью с заместителем министра Министерства информационной политики Украины Дмитрием Золотухиным, директором «Могилянской школы журналистики» (НаУКМА), главным редактором сайта StopFake Евгением Федченко и известным украинским писателем Андреем Курковым вы уже видели, а сегодня мы познакомим вас с мнением о состоянии современного украинского общества основателя общественной организации Центр UA, координатора движения «Честно» Олега Рыбачука.

Полностью смотрите интервью на видео, а для тех, у кого проблемы и интернет-траффиком, изложим его с небольшими сокращениями.

– Моё любимое выражение, что нельзя создавать коммунистическую партию из гражданского общества. С точки зрения людей из Кремля, которые это говорят, они другого себе не представляют. Кстати, у меня была после Оранжевой революции встреча с Путиным, один на один и Медведев был третьим, где я пытался ему объяснить, но он мыслит категориями: это спецоперация. Это удобно.

То, что произошло после того, как Кремлю удалось поддержать Януковича и сделать его президентом, и Кремль был уверен, что теперь всё под контролем, оппозиции нет, Янукович со всех сторон окружён эфэсбешниками, и на радаре Путина не было угрозы никакой. Когда студенты вышли на Майдан, я думаю, там просто улыбались в Кремле: подумаешь, кто-то вышел. Но все события, которые произошли потом, не выписываются в эту схему. Оказывается, что в Украине гражданское общество – это люди, которые собираются в момент какой-то экстремальной ситуации, когда угроза очень большая. Даже когда нет политических лидеров оппозиции.

То, что произошло после Евромайдана, принципиально отличается от того, что было после Оранжевой революции. Потому, что тогда украинцы считали, что им достаточно избрать своего премьера и народного президента, и они всё за нас сделают. Настроение кардинально изменилось после Евромайдана. Сейчас проблема в том, что украинские политические элиты отчаянно сопротивляются, чтобы оставить в силе правила нахождения в украинской политике.

Гражданского общество – это не сетка неправительственных организаций, это намного шире. Последние социологические исследования показывают, что украинцы считают самой большой угрозой, даже в состоянии войны с Россией, коррупцию. И особенно коррупцию в верхах. Я очень много времени провожу в турах со своей организацией (в этом году мы девять месяцев будем не в Киеве, 63 города было в первом туре, сейчас будет 23 города по два дня в каждом), и мы говорим с украинцами, в том числе и об избирательном законе. Все украинцы, не зависимо от того – восток или запад, русскоязычные, украиноязычные – понимают, что то, как у нас попадают в политику, неправильно. Те декларации, в которых политический класс показал какие-то несусветные богатства, и мы понимаем, что они показали только часть, и не понесли ответственности, так быть не может. В Украине понимают, что у нас негативный отбор, что у нас в политику идут люди, чтобы обогащаться. Безнаказанно. Это понимают все.

Вопрос перед украинским обществом: как заставить парламент проголосовать за те избирательные правила, которые нужны людям. Понимание есть, что деньги играют очень большую роль. Ты можешь за деньги купить место в партийном списке, ты можешь за деньги купить округ, политики не несут никакой ответственности.

Украинское общество сейчас, я бы сказал беременное, но оно на каком-то месяце созревания, понимания того, что нужно научиться не через майданы, не через какие-то там погромы, битьё стёкол и перекрытия улиц, нужно научиться заставлять власть принимать решения, которые обществу нужны. Если люди этого не поймут и не станут требовать, то этого не произойдёт. Но с другой стороны, если политики услышать это требование, то это обязательство Порошенко изменить избирательный закон, это записано в нашей ассоциации с Европейским союзом.

Я считаю, что власть в Украине очень чувствительна к настроениям. Просто власть, как самолёт, который не хочет, чтобы его сбили и пускает в разные стороны ракеты, власть пускает разные темы –  Саакашвили на границе, какие-то скандалы, что угодно, лишь бы не говорить с обществом о принципиальных реформах. Пока власти это удаётся, но ей удаётся это всё сложнее и сложнее.

Я уверен, что в Украине время голых популистов, которые используют эти манипулятивные технологии, подходит к концу. Просто гражданское общество ещё не родило ни одну партию настоящую, которая бы принципиально отличалась. К сожалению, молодые гражданские активисты, которые попадают в парламент, они как зелёные огурчики, которые попадают в бочку с квашенными, не могут её сделать зелёной, они потихоньку киснут сами. Но вот этот момент, как трансформировать настроения людей в политические решения, сейчас основной, и я думаю, что вопрос времени, когда это случиться.

Я уверен, что, наверно, Порошенко – последний президент, который классический, номенклатурный, который на старых инструментах пытается консолидировать власть, и при котором очень сложно создать новое качество политики. У нас выборы через несколько лет, но настроения уже сейчас такие, что старыми методами далеко не уедешь.

Текст/фото/видео: Игорь Магрилов