АРТЕМИЙ ТРОИЦКИЙ: РОССИИ ОЧЕНЬ НЕ ХОЧЕТСЯ, ЧТОБЫ НА ДОНБАССЕ ВСЁ УСПОКОИЛОСЬ

Это интервью с известным российским музыкальным критиком, а с некоторого времени и оппозиционером, Артемием Троицким было записано во время Форума Бориса Немцова в Берлине, с которым мы достаточно полно познакомили вас в предыдущих публикациях.

Прежде всего Артемий Троицкий заявил, что представление о том, что он бросил заниматься музыкой и вместо неё занимается политикой – ложное и не верное. Многочисленных передач, лекций и разных проектов, связанных с музыкой хватает. Политика – самая заметная часть из того, что он делает, хотя и не самая главная.

Что касается музыки, в России сейчас нет того жуткого застоя и тоски, как это было в нулевые годы, но, с другой стороны, нельзя сказать, что и восьмидесятые годы вернулись во всём их блеске. Ветераны себя неплохо чувствуют – Борис Гребенщиков вот-вот выпустит новый альбом, некоторые песни записаны даже на Кубе, Юрий Шевчук также скоро приступает к записи нового альбома, Василий Шумов уже выпустил симпатичный новый диск. Сверхновых интересных групп не появилось, но есть те, кто уже на протяжении последних лет радует своим творчеством, талантливые, смелые, правдиво отражающие действительность – Noize MC, Вася Обломов…

– Политика и рок сейчас в России переплетаются скорее вынужденным образом, нежели по любви и добровольно. Выступил, скажем, Андрей Макаревич в Украине, на Донбассе, и тут же началась его травля. Причем травля, естественно, не по поводу того, какие он пел песни, а по поводу того, что вот, мы с украинцами воюем, они там фашисты все, а Макаревич, соответственно, фашистский прихвостень. Отменяются постоянно концерты, отменяются фестивали под самыми разными предлогами… Ну, естественно, у нас имеются обширные «чёрные списки» тех, кого нельзя показывать по телевидению, в той же Украине имеются обширные «чёрные списки» тех, кому нельзя в Киеве и прочих городах гастролировать. Есть какое-то переплетение политики с музыкой, но оно такое, скорее безрадостное.

Артемий уверен, что в России все деятели культуры в той или иной степени просто невероятно зависят от государства.

– Стоит им что-то не то сказать, не тому руку пожать, как они лишаются телеэфиров, лишаются возможности на корпоративах выступать, лишаются госзаказов каких-то, а это же их главный хлеб.

Украинские группы Артемий хорошо знал и очень их любил в конце 80-х – первой половине 90-х годов. Во всем бывшем Союзе его самой любимой группой был коллектив Василия Гойденко «Коллежский Асессор» – ни на кого не похожие, талантливейшие ребята. «Вопли Видорлясова» тогда были шикарные, тоже придумавшие тему, которую у них потом огромное количество групп скопировало, вплоть до

Gogol Bordello. В Харькове была интересная «Новая сцена», в Киеве – Ivanov Down, Раббота Хо…

– Что сейчас происходит, не очень, честно говоря, знаю. Из того, что мне довелось увидеть и услышать, больше всего мне понравилась такая… ну это не музыкальная группа, это скорее что-то вроде такого фольклорно-этнического театра, называется «ДахаБраха». У них музыкальная составляющая интересная и музыкальная тоже. И у них еще есть такое ответвление, в более популярном стиле под названием Dakh Daughters. Вот они тоже очень хороши…

А вот, что интересно, «Океан Ельзи» не совсем во вкусе Арсения. Это хорошая, но мейнстримовская группа, а авторитетный рок-критик любит музыку более инновационную, альтернативную, позанятнее. Также он отметил интересный «украино-русский» дуэт Gutzul Magik Foundation: там смесь карпатского, гуцульского фольклора со всевозможной электроникой, рэпом, хип-хором.

Коснувшись темы востока Украины и Крыма, Артемий сказал, что выход из этой ситуации есть.

– Мне кажется, что ситуация с Донбассом может быть урегулирована достаточно быстро. Для этого просто надо России оттуда убраться, Украине там провести честные выборы, в соответствии с Минскими соглашениями передать Украине всю границу на востоке, и я думаю, что там всё уладится. В принципе, то, о чём договорились в Минске – это достаточно реальный путь к решению этой проблемы.

Другое дело, что, по всей видимости, России очень не хочется, чтобы на Донбассе всё успокоилось. Ей очень нравится, что в боку у Украины торчит этот нож, и так его ещё и проворачивать всё время, чтобы там эта рана не успокаивалась никак. Почему России это надо? Просто потому, что Кремлю очень выгодно, чтобы нестабильная ситуация в Украине сохранялась.

Путин прекрасно понимает, что если у Украины всё будет в порядке, если она семимильными шагами будет шагать в Европу, не будет экономических и социальных проблем, если коррупция там начнёт изживаться, и олигархов раскулачат, то это будет для него просто катастрофой.

– Знаете, есть такое выражение «кащеево яйцо»? Я думаю, что кащеево яйцо Путина – это Украина как раз. То есть, чтобы нам от него избавиться, очень важно, чтобы Украина всячески преуспела. И он это понимает, поэтому всем силами будет стараться дестабилизировать украинскую обстановку. Это может быть всё, что угодно – это может быть война, экономические санкции, теракты, пропаганда телевизионная…

О Крыме. Артемий Троицкий считает, что крымский референдум нужно признать нелегетимным, поскольку он прошёл с нарушением всех международных норм и правил. Далее должно быть соглашение между Украиной и Россией о том, что делать дальше.

– Есть тут у Кремля один аргумент, и аргумент довольно сильный. Заключается он в том, а как же вы вот так вот против права народа на самоопределение?

Артемий не причисляет себя к жертвам российской пропаганды, но вполне допускает то, что большинство людей живущих в Крыму действительно предпочитают быть в составе России, а не Украины.

– Может быть, это положение со временем изменится. Естественно, поначалу там у многих была эйфория, там и пенсии увеличились, и зарплаты там, то и сё. Очень может быть, что скоро они почувствуют уже горький привкус похмелья, и настроения среди крымчан изменятся. Но, опять же, это неизвестно, это ещё бабушка надвое сказала. Но в любом случае, конечно же, необходимо аннулировать результаты референдума и признать незаконным присоединение, которое базируется на этом нелегетимном референдуме.

Более подробно смотрите интервью на видео.

Интервью/фото/видео: Игорь Магрилов