О СИТУАЦИИ С БЕЗДОМНЫМИ ЖИВОТНЫМИ В "ЛНР"

Мы неоднократно писали о ситуации с бездомными животными в Украине, о приютах и волонтёрах-зоозащитниках, об их победах и проблемах. Многим, наверное, интересно узнать, как обстоят дела с защитой прав животных в самопровозглашённых республиках? Нам есть, что сказать, поскольку на днях в редакцию прислали письмо из «ЛНР» как раз на эту тему, написанное специально для нашего сайта. Мы публикуем его ниже, также будет и большое послесловие.

                                                                                                                                            Igor Magrilov

Война… Она калечит не только судьбы людей, но и животных. Проблема бездомных собак и кошек является актуальной во многих городах стран бывшего Союза. В некоторых, где люди устали от «бродяжек», жители выдвигают теории, что лучше было бы, чтоб ничейных животных постреляли или потравили. Эти страшные пожелания стали реальностью на оккупированных территориях Украины.

2014 год, лето

С начала военных действий в Луганской области люди потоком выезжали кто в Украину, кто в Россию. Меньше чем за месяц практически опустели города и поселки, которые располагались на огневых рубежах. Да и в относительно «спокойных» населённых пунктах осталось не более 60% местного населения. Сознательные владельцы не бросали своих питомцев на произвол судьбы, а всеми правдами и неправдами тащили их с собой через все блокпосты и границы. А владельцы питомников, которые были не в состоянии вывезти своих собак, оставались вместе с ними. Вместе со своими питомцами в подвалах и погребах они пережидали артобстрелы.  

Но не всем животным повезло с любящими владельцами. Опустевшие улицы городов наводнили брошенные собаки и кошки. Беспородные и породистые, перепуганные грохотом обстрелов, несчастные и никому ненужные. В городах летало очень много выпущенных в свой последний полет попугаев и певчих птиц. Неужели владельцы всех этих несчастных не осознавали, что бросив своих питомцев, они попросту убивают их? Много собак было брошено прямо на таможне в посёлке Изварино…

Среди оставшихся в своих домах людей были и неравнодушные к страданиям брошенных животных. Несмотря на бедственное положение с продуктами питания, собак и кошек подкармливали, некоторых пытались переправить в Украину или Россию. Меньше всего повезло крупным собакам, потому как их отстреливали ополченцы ради забавы. Ведь в большого пса проще попасть, чем в мелкую собачонку. В период «разновластия», когда в «ЛНР» образовались всевозможные батальоны, неподвластные местному правительству, и когда местное население боялось лишний раз выходить на улицу, начались массовые расстрелы животных. Их стреляли из боевого оружия среди бела дня, собак и кошек, просто так, потому что это безнаказанно. А для кого-то возможно и весело. Стреляли собак и по дворам, если вдруг у кого-то слишком громко лаял пёс из-за забора на проходящего мимо пьяного ополченца. И никуда нельзя было пожаловаться, потому как люди боялись слова против сказать людям с оружием, почувствовавшим себя властелинами местных просторов…

Но время шло, начались «переделы территорий». Батальоны стали разоружать и разгонять. А те, что давали присягу местной власти, стали вести себя более сдержанно. Заработала комендатура. И на какой-то период времени выжившие на улицах собаки смогли, если можно так сказать, спать спокойно. Да и местные жители тоже вздохнули с некоторым облегчением.

2015 год

Население ближе к лету начало возвращаться в города. Появилась возможность пристраивать хоть некоторых бродяжек. Вроде бы меньше стали отстреливать собак. Начали возмущаться отдельно взятые личности, что на мусорниках много бездомных животных, и что с этим надо что-то делать. И вот тут начался ад, не только для бездомных собак, но и для многих владельцев домашних животных. В городах начали травить собак. Повсеместно, ежедневно. Ветеринарные клиники были забиты умирающими на руках плачущих владельцев йорками, пекинесиками и другими мелкими собачками. Питомцы невнимательных владельцев подбирали отравленные приманки, которые кто-то раскладывал реально повсюду. На тротуарах, во всех дворах, в парке и других местах. Бездомные собаки среди бела дня корчились в предсмертной агонии на тротуарах возле магазинов, на проезжей части. Во многих дворах жили прикормленные жильцами безобидные собаки, которые теперь под плачь детей умирали непонятно за что. Вот уж где догхантеры во всю отвели душу! Если она вообще у таковых особей имеется. Представители ЖЭКов утверждали, что отраву разбрасывают не их сотрудники. А так как на территории возникшей республики не действовало никакое законодательство относительно жестокого обращения с животными, неведомые садисты остались безнаказанными.

К зиме 2015 года практически исчезли бездомные собаки в городах. Выживших люди прятали. А тех, кто только появлялся на улицах, старались как можно скорее поймать и пристроить. Потому как жить им на улице было самое большее – неделю. Могли пристрелить или накормить отравой. Среди собачников и просто неравнодушных образовались «информационные цепочки». Благо, что мобильная связь периодически работала.  Если у кого-то пропадала домашняя собака, все оповещались и искали чуть ли не всем городом. Потому как нужно было не успеть… Аналогично, если появлялась какая-то собака в городе, быстро созванивались, пытались выяснить, у кого она могла пропасть, и оповещали владельца, где находится его сбежавший питомец. Либо срочно искались руки хоть на временное пристройство. Таким нехитрым способом было спасено много собачьих жизней.

2016 год

С зимы и до середины лета было затишье. Бездомные собаки снова стали появляться в городах. По большей части это были рожденные весной щенки от бездомных сук. Всё также небезразличные к судьбе животных люди пытались пристраивать таких беспризорников. И тут снова начался очередной бум массовых отравлений собак. Но на сей раз размах оказался намного больше. Погибло много не только беспризорников и домашних собак в городе, но и тупо раскидывалась отрава по частному сектору прямо во дворах. «Ушли на радугу» много немецких овчарок, стали жертвами и выставочные алабаи. Какую цель преследовали совершившие это люди? Кому помешали охранные собаки в частных дворах, если они находились на своей территории и никому за её пределами угрозы не представляли? Травились животные несколько месяцев подряд, но так и не удалось поймать на горячем садиста, совершающего это. Понятно только одно – люди с нормальной психикой этим не стали бы заниматься.

Очередная зима, очередное затишье…

2017 год

Весной начался невероятный бум бездомных кошек. Бесконтрольное размножение кошек в сельской местности, никому ненужные котята в городе… Те, кто мог приютить животное уже и так держат от пяти до двадцати «брошенок». А их с каждым месяцем становится всё больше. По городам бродят выброшенные породистые британцы, шотландцы…

Снова начали выбрасывать домашних собак. Благодаря «системе оповещения» их удаётся по большей части спасать, пристраивать в новые руки. Ведь все понимают, что если собака останется на улице, то будет убита рано или поздно.

В начале лета прокатилась очередная волна отравлений собак, снова по большей части домашних. Бесконечный конвейер смерти не хочет останавливаться…

Остро назрел вопрос создания приюта для бездомных животных. Но местные власти таким вопросом заниматься не намерены, других проблем у «молодой республики» хватает. А ведь много людей готовы оказывать посильную физическую помощь безвозмездно, было бы где содержать бездомных животных и было бы чем их кормить. И лишь бы собаки не корчились в предсмертной агонии на улицах. Пока есть люди, которым небезразлична судьба беззащитных животных, у бездомных собак и кошек есть надежда на спасение.

Anonym. Авторы текста и фотографий животных на улицах попросили не указывать их имена и названия населённых пунктов из-за опасения за свои жизни.
Фотографии из алчевского мини-приюта Инги и Вадима П. предоставила Оксана Р.
, Алчевск
Автор видео: Ярослав С., Алчевск
 

А теперь обещанное послесловие.

Когда я получил этот материал, то сразу начал искать видео и фото, снятые в «ЛНР», поскольку для нашего интернет-издания очень важны именно визуальные свидетельства. Достаточно быстро мне прислали ссылку на совсем свежее и красноречивое видео из Алчевска, которое даже не нужно комментировать. Как расправляются с животными в этом городе, – это просто чудовищно! Ещё чудовищнее комментарии под видео, оправдывающие так называемых «догхантеров» и такие действия городских коммунальных служб. И комментариев этих, к сожалению, не мало.

Может ли это свидетельствовать об общей атмосфере ненависти, царящей в «ЛНР»? Не знаю, вряд ли. И на неоккупированной территории Украины достаточно много людей, которые издеваются над бездомными животными, травят их и всячески поощряют их убийства. Или просто закрывают на это глаза, предпочитая считать, что проблемы бездомных животных не существует, и, вообще, что нам животные, когда людям плохо живётся. Такая вечная отговорка…

Но всё же, вероятно, главное отличие Украины от «ЛНР» в том, что в Украине люди не боятся громко высказывать свой протест против убийств животных, не боятся выходить со своими требованиями на улицы и требовать, чтобы городские власти больше думали о гуманности, а не об уничтожении братьев наших меньших.

Кроме того, известно, что, в апреле этого года Верховная Рада Украины проголосовала за внесение изменений в закон Украины «О защите животных от жестокого обращения», в кодекс Украины об административных правонарушениях и в Уголовный кодекс Украины. Теперь за жестокое отношение к животным можно даже лишиться свободы на срок до восьми лет. Вряд ли аналогичное наказание для живодёров есть в «ЛНР». И отговорка, что «молодой республике» не до того, как говорится, не катит.

Есть ли в «ЛНР» муниципальные приюты, я не знаю, возможно, что в Луганске есть. Точной информации по этому поводу я не получил. Уверен, что в Украине с этим дело обстоит намного лучше.

Частные приюты в «ЛНР» точно есть. Например, на втором видео снят алчевский частный мини-приют Инги и Вадима П. В нём находятся около 60 взрослых собак и кошек, а также щенки и котята, которые по возможности пристраиваются. Многие люди подкармливают бездомных, а часто просто брошенных, животных, делают прививки и лечат. Как могут борются с «догхантарами» (я беру это слово в кавычки, потому что уж слишком оно иностранно-завуалированное, всегда таких людей называли просто – живодёры). Например, чтобы снять первое видео, люди этих живодёров полгода выслеживали.

Я в который раз снимаю шляпу перед людьми, которые помогают бездомным животным выжить в нашем безумном мире, на какой бы территории они не жили, и жду новых писем на эту тему.

У автора статьи тоже есть мини-приют. Если вы хотите ему как-то помочь, то напишите в редакцию. Сейчас у него есть острая необходимость в планшете, чтобы была возможность работать в интернете.

Возвращаясь к неоккупированной территории Украины. Наша редакция получила письмо о том, что один из проектов решения исполнительного комитета Николаевского городского совета предлагает использовать массовую эвтаназию уличных животных для регулирования их численности.

По последним данным, которые приводят специалисты Animal-id info UA, в 2017 году в городе насчитывается 4900 бездомных животных. При этом в 2016 году их количество было куда больше – 7400.

Как говорит эксперт Animal-id info UA Виктор Копач, массовая эвтаназия уличных животных полностью перечёркивает все усилия программы «Отлов – стерилизация – возвращение», которая была нацелена на гуманное решение регулирования численности уличных животных.

Координатор зоозащитного движения Национального экологического центра Украины Наталья Вишневская уверена, что массовая эвтаназия животных – это часть позорного зоореалистического движения, которое является опасным и разрушительным для общества, поскольку пропаганда и внедрение обесценивания жизни и убийства не может быть цивилизованным выбором Украины.

Лидеры украинских зоозащитных организаций Украины, волонтёры и граждане Украины обратились к мэру города Николаев не допустить массовой казни животных.

Авторы письма в редакцию напоминают, что эвтаназия как метод регулирования численности бездомных животных на государственном уровне запрещена в Польше, Германии, Австрии, Португалии, Италии, Греции, Норвегии.

Может некоторым николаевским депутатам и чиновникам не дают покоя лавры живодёров «ЛНР»? Очень хочется надеяться, что этот законопроект не пройдёт.

Igor Magrilov