ДМИТРИЙ ГУДКОВ: ОТ РЕПУТАЦИИ РОССИЙСКОЙ ВЛАСТИ НИЧЕГО НЕ ОСТАЛОСЬ

Известно, что российское руководство неохотно признаёт то, что может работать против него. «Зелёные человечки» в Крыму не наши, форму же можно в любом магазине купить. Российских войск на Донбассе нет, ну, может, кто случайно заблудился. «Боинг» не мы сбивали, это всё Украина, мы же вам столько версий вывалили, они самые правильные. В Сирии мы бомбим очень ювелирно, мирные граждане не гибнут, это их только американцы убивают. Врут исключительно зарубежные СМИ, а российские самые объективные и честные. Всего не перечислишь.

В итоге кое-что потом приходится подтверждать, от своих слов отказываться. Ну, например, выяснилось, что «голосованию» в Крыму помогла российская армия. Естественно, самая вежливая в мире. Вот-вот окажется, что и на востоке Украины она во всю помогала сепаратистам. При этом в самой России только попробуй заикнуться об этом самом сепаратизме. Сепаратизм России нужен только в Украине и Европе, там его нужно всячески поддерживать, а в России – низзя.

Любимый приём российских СМИ вбросить множество только им выгодных, притянутых за уши, версий, которые зачастую опровергают одна другую, а любимое занятие российского руководства восклицать: «А вы докажите!». И что бы не говорили, как бы не доказывали – не докажешь, нет – и всё тут! Такая ситуация и с трагедией рейса МН17. Признать хоть косвенную причастность России к злополучному выстрелу «Бука» для неё смерти подобно.

Вот, вроде, был окончательный вариант доклада по сбитому на Донбассе «Боингу», но в нём не были названы конкретные лица. Список подозреваемых может быть опубликован до конца текущего года. Ну и что после этого произойдет? Прогнётся Россия под грузом собранных доказательств или традиционно уйдет в отказ: ничего вы не доказали? Аукнется ли это вообще хоть чем-то России или нет? Этот вопрос мы адресовали на состоявшемся в Берлине Форуме Бориса Немцова известному российскому оппозиционному политику, бывшему депутату Государственной думы Дмитрию Гудкову, и вот, что он ответил:

– В любом случае это отразится на репутации России, на репутации российской власти. Хотя, казалось бы, что там от репутации ничего не осталось, но тем не менее. Что касается обсуждения внутри страны, то появится ещё каких-то десяток разных версий, таким образом, я думаю, что стратегия для Путина выиграть время, чтобы потом эту трагедию просто замяли, чтобы там было меньше эмоций, меньше санкций. Но рано или поздно всё равно придётся признать.

Мне кажется, что наша власть с самого начала совершила стратегическую, серьёзную ошибку, потому что понятно, что никто не хотел специально что-то сбивать. Что это роковая ошибка, как угодно, трагедия… Но когда российские власти всё время отрицают свою причастность, причастность каких-то российских военнослужащих, это создаёт сложности во взаимоотношениях в будущем. Никто с такими людьми, с такой властью не будет иметь никаких дел, потому что это бьёт по доверию. Самая главная проблема сейчас в отношениях России и Запада – это отсутствие всяческого доверия. Это вопросы репутации, а репутация и в бизнесе, и в политике, и везде имеет ключевое значение.

Text/Foto/Video: Igor Magrilov