ДВЕРИ БЕЛЫЕ ПАЛАТЫ... ИЛИ ОБРАЩЕНИЕ К ВЕРНЫМ ПУТИНЦАМ, ЖИВУЩИМ В ГЕРМАНИИ

Марина Кехтер – известная харьковская поэтесса с немецкими корнями, певица, заслуженная артистка АР Крым, полуфиналистка конкурса «Україна має талант-2010», активно работающий общественный деятель, кризисній психолог, а с некоторых пор и волонтер. Наше проверенное годами знакомство позволяет мне с полной уверенностью утверждать, что если уж Марина что-то написала, значит, это у нее болит. Это не статья, это – крик. Это обращение к тем людям в Германии, которые используют любой мало-мальски подходящий повод, чтобы в очередной раз помахать перед объективами журналистов флагами России, СССР, непризнанных республик. Это разные люди – выходцы из России и Украины, местные немцы, левые и правые… Не к тем, кто родился в Германии, Марина обращается. К тем, кто приехал сюда с территории «совка», при этом в душе так «совком» и оставшись. Они пользуются всеми благами Запада, не уставая при этом этот самый Запад постоянно клеймить и до небес превозносить Путина. Им очень не нравится эта противная Гейропа с ее либеральными нравами, но при этом они почему-то не хотят возвращаться туда, где царствует их вождь. Это во многом из-за них в Украине идет война. Как правило, эти люди не воюют, но они активно подогревают войну, создавая необходимый для неё фон. В тексте Марины слова «Россия» и «Путин» начинаются не с прописной, а со строчной буквы, и это полное право автора.

                                                                                                                                      Игорь Магрилов

Что меня заставило это написать? Общение с некоторыми бывшими гражданами СНГ, теперешними гражданами Германии…Обращаюсь к тем из них, кто поддерживает путина и его действия. Я живу в Украине уже около 30 лет, приехала сюда из Казахстана, говорю в основном по-русски, и никто никогда меня этим не попрекнул… Харьков – теперь прифронтовой город…

Не буду вдаваться в политику, только повторю слова поляков и латышей, которые были тут, и с которыми мне довелось пообщаться: «Спасибо Украине, держитесь, мы с вами, если вы падете – мы следующие…» Думаю, вам стоит к ним прислушаться, если вы хотите жить в Германии мирно и получать ваши пенсии и пособия… Еще раз поясню – когда Украина отказалась от ядерного оружия, в 1994 году был подписан Меморандум о гарантиях безопасности (территориальной целостности и т.д.) который подписали США, россия и Великобритания, взяв на себя обязательства гарантировать независимость, суверенитет, и существующие границы Украины. Судя по вашей реакции и яростной поддержке путина, если завтра вам предложат походить с российским флагом, вы пятой колонной пойдете на Рейхстаг… Только жить потом будете, как сейчас живут на Донбассе (или в россии), откуда вы все уехали, но некоторые в запале патриотизма все еще чувствуют себя россиянами-путинцами, сидя за спиной Меркель и жуя немецкий хлеб.

Второй год в Украине идет война. Второй год я работаю психологом-волонтером, в госпиталях. Работала с солдатами, которые вышли из Иловайского котла, после Дебальцево, с бывшими пленными и с переселенцами (только в Харькове переселенцев 149 000 человек), так что, кто в кого стреляет, вынуждена знать по роду своей деятельности. Это тяжкое знание…

Помню выезд, один из первых, кода довелось работать с только что вышедшими из окружения ребятами, и глаза мальчишки лет 24-х, который спрашивал: «Почему россияне стреляют в меня на моей земле? Я не понимаю! Убили одноклассника… Как теперь с этим жить? Я вернусь на фронт. Вот маму увижу, и назад. Они не люди, у них стеклянные глаза…» Эти «стеклянные глаза» нарко-алкозависимых, кочующих с войны на войну солдат россии: Чечня, Грузия, Осетия, Украина… россия ссылает на Донбасс весь свой непотреб, подпирая их спецназом и регулярными войсками…

Как мы жили до войны, почти не помню. Как будто совсем далеко то время… До войны я жила делами своей семьи, пела песни, писала стихи, боролась за права женщин, жила жизнью диаспоры этнических немцев в Украине. Консультировала как психолог, вела тренинги. Особенно любила учить людей узнавать и слышать свой голос, верить в свои силы…

Как живем теперь? Сначала было страшно, когда гремел гром, смотрели в сторону россии, не идут ли танки... Было много боли и обиды – весь мир, казалось, застенчиво молчит и просит Украину, от которой оторвали кусок и продолжают насиловать, заставляют принять позу, в которой ей будет удобнее приспособиться к изнасилованию. И слегка журили путина за нехорошее поведение. Пока он нечаянно «Боинг» не сбил… Тогда начали просыпаться и понимать нас…

К войне тоже привыкают… Становится обыденным то, что раньше в страшных снах и не снилось… В моей сумке «прописались» бахилы и накидка, чтоб в любой момент могла зайти в госпиталь или больницу. Мои разговоры на ночь с коллегой: в какую палату завтра зайти в первую очередь… Это очень больно – видеть молодых и уже совсем взрослых мужчин, которые, сжимая зубы, терпят боль и стараются не показать ее… Реанимация. У этого парня больше нет ноги. Он полз несколько часов. На локтях, по грязи, пока не стемнело, и, теряя сознание, махнул рукой появившейся машине…

Дальше палата – там мужчина, чуть больше 30-ти, до войны был менеджером в строительной компании. Он лежит, глядя в потолок, начинает нехотя говорить. Потом как прорывает, говорит, говорит – как обстреливали их, как ранило, как парня напротив разорвало пополам, ног уже не было. А он, тот парень, еще дышал и смотрел вокруг огромными голубыми глазами, с надеждой, что спасут… Как потом слышал, как совещаются над головой, брать его на борт, или не довезут, и лучше взять другого, который не такой тяжело ранен, больше шансов довезти живым… Повезло, взяли… Как ехал в грузовой машине, рядом лежали раненые, и уже мертвые, какие холодный у них были руки…

И таких историй – сотни, второй год… Прошлое лето бомбили так, что в госпитале только успевали зашивать, три-пять дней и отправляли в глубь страны, и снова везли и везли новых… У хирурга госпиталя была клиническая смерть прямо на территории больницы. От переутомления… Хотелось орать посреди площади где-нибудь в Европе: вам правда не видно из космоса, сколько тяжелой артиллерии загнала в Украину россия? Какие еще нужны доказательства военного вмешательства россии? Сейчас в душе холод, не жду ни участия, ни сочувствия от своих соплеменников в Германии. Не понимаю этой визжащей поддержки российского президента, чьи действия завтра могут качнуть всю Европу к войне… Не понимаю гордости и умиления, с которым вы говорите о путине и его захвате Крыма…Что это? Вы, правда, забыли, что с вами было в той стране, откуда вы уехали? Так возвращайтесь на Урал, в Омск… И ждите мобилизации, чтоб бесславно сгинуть в полях Донбасса, без могил, просто в поле… россия своих не хоронит, сжигает в мобильных крематориях, и заградотряды не дадут вам вернуться, если вы передумаете… Жуйте немецкий хлеб и цените то, что дала вам Германия, и помните, что ваш канцлер Меркель. А не путин… А мы будем стоять, как и сейчас…

До войны я не знала, что в Украине так много людей могут отдавать друг другу столько тепла и поддержки. Волонтеры одевают и кормят армию, пока разваленная и обескровленная предательством и коррупцией военная махина приходит в себя и постепенно начинает возрождаться… Волонтеры вывозят мирных жителей из-под обстрелов, ищут пропавших без вести, ищут финансы на лечение тяжелораненым, плетут маскировочные сетки… В домашних условиях, сами собирают деньги, покупают овощи и сушат их для отправки на фронт уже готовых борщей, сало в банках, тушенка – Украина есть Украина – традиционная хлебосольность и тут… Несут, кто что может… И приборы ночного видения покупаем всем миром, собирая деньги, и многое другое… Держимся поддержкой друзей, тех, которым не все равно, что с нами, даже если они смотрят русские каналы и не понимают, что тут происходит. Тех друзей, которым важно, как мы тут выживаем.

Благодарю моих подруг из Казахстана… Осенью «сгорела»… Раньше только читала про профвыгарание. А осенью почувствовала, что когда утром бежишь в госпиталь, а в обед выезжаешь в часть – организм отказывает… Забрали меня в Казахстан. И 10 дней приводили в чувства… Первые три дня при слове Украина сразу плакала… Спасибо психологам Латвии, Польши, Израиля, США, Грузии, Чехии – поддержали и не дали «сгореть» окончательно, приезжали, обучали, везли нас к себе, вынянчивали... Теперь мы знаем про ППП (первая психологическая помощь) и ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство) столько, сколько ни в одной книге не найдешь. «Учимся в прыжке», как сказала одна из коллег… А психологи из Израиля одну из наших девушек теперь называют «Великой женщиной», она работала с ребятами прямо в окружении. На линии огня. И они потом прорвались, выжили, вышли… Как в любой войне, есть те, кто живет как будто ее нет. Бог им судья… Как в любой войне, ничего в ней нормального нет. Как мы говорим – это ненормальные обстоятельства жизни…
 

Двери белые палаты...                                                     

Двери белые палаты, а за дверью – мир иной…
Там – мальчишки…но – солдаты, опаленные войной.
В телефоне – фото друга, только друга больше нет…
В горле – ком… Спросила «Сколько?..» «Было 18 лет…»

Костыли впились под мышки, после «градов» взгляд другой…
«Да попали  на «растяжку»… заживет – и снова в бой.
Дома – мать, но как иначе? Побратимы там, друзья…
Одноклассника – убили…отомщу… забыть нельзя.

И за нашу Украину кто-то ж должен воевать,
Подлечусь – вернусь к ребятам… жалко только  дома мать…
Вы, психолог, извините, мне бы выйти, покурить…
С  тем, в углу, поговорите… ночью что-то стал чудить…

Спит – и вдруг во сне как вскочит, будто ищет автомат…
Вы ему вот помогите. Я в порядке, я – солдат.
Я уже такое видел – неохота вспоминать…
Ничего, держусь, прорвемся… научились воевать…»

…Стены белые палаты, к стенке скотчем прикреплен
Над кроватью лист – рисунок: Садик. Дети. Солнце. Дом.
И под ним: «Солдат, спасибо!» – подпись детскою рукой:
«Ты – Герой, что защищаешь Украину, садик мой… »

Двери белые палаты. А за дверью – мир иной…
Там – мальчишки…но – солдаты, опаленные войной.
В телефоне – фото друга, только друга больше нет…
В горле – ком… Спросила «Сколько?..» «Было 18 лет…»
 

Пылающий восток...                                  

Я ничего не чувствую, я – камень...
Нет слез, из глаз моих сухой песок
Стекает струйкою. Горящий пламень
В мозгу застрял - пылающий восток...

Я не боюсь, жить, умирать – не страшно...
Что страшно? Знать, предвидеть и не мочь.
Не мочь от боли защитить...Однажды
Бежать, спешить – и не успеть помочь...

Я не могу... я только успеваю
Спасти песчинку из лавины зла.
Я не могу, и заживо сгораю
На дне войны бесовского котла...

Безумною толпой безумцы правят,
Скупают души и швыряют в печь...
И гумконвой ножом в Донбасс вонзают,
Под видом гречки ввозят, ввозят смерть...

Россия спит больным сном наркомана,
Подсела крепко на наркотик лжи...
За дозой - доза, каждый день с экрана,
Реальность заменили миражи...

Зло льется из нее – она не видит,
Воистину, не ведая, творит...
На шаг – от комы, из нее не выйдет,
Уж трупами наемников смердит...

А в Украине что? К войне привыкли
И даже научились с этим жить.
Предательство, наживу – оправдали...
Костер войны не выгодно тушить.

Одним  на фронт, за Неньку-Украину,
Другим жену, детишек - на курорт...
Одним – бои, ранения, руины...
Другим – в Европу шопинг... вот так вот...

Ребятам турникетов не хватает,
Бывает, нечем кровь остановить...
Другие – завтра в Ниццу вылетают
По модным пляжам попами трусить...

И те, другие, тоже патриоты,
По крайней мере, всем так говорят.
Они – умней, хитрей, не идиоты –
С народом разделять кромешный ад...

Так с двух сторон терзают Украину,
Одни – пьют кровь, другие – жгут, бомбят...
Остановить зло в мире нету силы...
Не могут, или просто не хотят...

Так злобный карлик миром лихо правит,
И сумасшедших множится толпа,
В войнушку сумасшедшие играют,
Рискуя землю сжечь, спалить дотла...

Но верю в Свет, в нас, в нашу Украину
Вернется Мир, мы сможем, мы должны
Злу противопоставить Духа Силу,
Построить вновь сожженные мосты…

Вернется Крым до лона Украины,
Донбасс потухнет…и родится вновь!
Все сможем, если править будут нами
Лишь трое – Совесть, Вера и Любовь…
 

Когда закончится война...

Когда закончится война, друзья, мы соберемся с вами,
И выпьем терпкого вина, и вспомним всё, что было с нами.
И удивимся, как смогли знать, понимать и не свихнуться…
Ты, Боже, только помоги мальчишкам всем домой вернуться.

А мы – психологи, и мы других не лучше и не хуже,
У безнадежности и тьмы мы отвоевываем души,
Чтобы тепло и доброта смогли опять в сердца вернуться, 
Чтоб не застряла в нас война, чтоб в ней душой не захлебнуться.

Когда закончится война, друзья, мы соберемся с вами,
И выпьем терпкого вина, и вспомним все, что было с нами…

Text/Gedicht/Foto: Marina Kechter
Kharkiv

Внимание! Сергею Юрьеву, которого вы видите на одном из снимков, только-только исполнилось 19 лет. Ему очень нужен протез руки, а на это необходимы немалые деньги. Если вы хотите помочь юному герою, то напишите нам, и мы свяжем вас с Мариной. Спасибо!