ДМИТРИЙ БУЛАТОВ: БОРЬБА ПРОДОЛЖАЕТСЯ

15 февраля в берлинском Музее стены состоялась пресс-конференция одного из лидеров Автомайдана Дмитрия Булатова. По большому счету, этот материал должен был бы появиться уже давно, но стремительное развитие событий в Украине, напрочь выбило нас из рабочего графика. Для нас стало важнее вести контрпропаганду в социальных сетях, пытаясь объяснить народу, что происходит, чем тратить драгоценное время на новые материалы для сайта. Эта работа все еще продолжается. И все же, хотя бы очень кратко.

Когда Дмитрий Булатов появился перед взором многочисленных журналистов, ваш корреспондент первым делом постарался отследить его правое ухо. Нет смысла объяснять, что порезанное его похитителями ухо на сегодняшний день не менее известно, чем надкушенное Майклом Тайсоном ухо Эвандера Холифилда. То ухо я когда-то тоже снимал и могу вас уверить, что отрезанный кусок уха Дмитрия Булатова все же побольше будет.

Передавать содержание пресс-конференции, особого смысла нет. Все, что рассказал Дмитрий о своем похищении, и, что он думает о власти Януковича, вы, наверняка, читали уже не один раз. Самое интересное началось после, когда к атомайдановцу выстроилась длинная очередь из разных телеканалов и радиостанций, чтобы взять эксклюзивные интервью. Все говорили, что зайдут на несколько минут, но не выходили очень долго. К ним заглядывали в дверь, они виновато улыбались, говорили: «Сейчас-сейчас, одна минутка»… и снова не выходили. Неужели у всех так много вопросов? Все стало ясно, когда в комнату зашли мы. По сути, Дмитрию был задан всего один вопрос, но начав говорить, он остановиться уже не мог. Даже тогда, когда директор музея Александра Хильденбрандт настоятельно звала его посмотреть экспозицию, посвященную Михаилу Ходорковскому. Казалось, что Дмитрий так долго молчал, что сейчас хочет сказать все. Была возможность рассмотреть и ухо, и большой свежий шрам на лице, и сфотографировать пробитые гвоздями руки. Более того, Дмитрий даже позволил пощупать ладонь, и там, действительно, есть болезненное уплотнение – перебито сухожилие. Так что, всем, кто сомневается, говорю: все раны реальные.

На следующий день ваш корреспондент стал свидетелем встречи Дмитрия со своим отцом Сергеем, который специально приехал на встречу с сыном из немецкого города Хаген, где живет вот уже пятнадцать лет. Я взял на себя функцию гида, и мы долго гуляли по Берлину. Говорили об Украине, о том, как начинался Автомайдан, как действовали похитители, как пытали… Отец просил быть осторожнее, сын говорил, что борьба будет продолжена, и назад дороги нет. При мне звонила бабушка Дмитрия, которая тоже живет в Хагене и, естественно, переживает. Вот так и ходили, общались, смотрели самые значимые места столицы, я фотографировал так долго не видевшихся Булатовых – Бранденбургские ворота, Рейхстаг-Бундестаг и его окрестности, Мемориал уничтоженным евреям Европы, Потсдамер Плац, Сони-Центр, кинофестиваль Berlinale…

Договорились общаться на «ты». Дмитрий все говорил и говорил – как за ним следили, как заблокировали банковские карты, как похитили, как забирали в больницу, как лечили… Из ближайших планов – уехать на пару недель туда, где не найдут, залечить раны – много били по голове, сейчас она болит, трудно концентрироваться, не долечился… Кстати, немного по поводу пыток. Били двое. Очень профессионально. Явно россияне. Спросил Дмитрия о том, что он думает по поводу того, что некоторые в похищение не верят и думают, что эта инсценировка. Сказал, что никому ничего доказывать не будет. Чтобы немного расставить точки над i, я попросил рассказать, откуда столько крови на майке в районе живота и кровавые пятна на голове. Именно к этому кое-кто придирался, мол, крови было много, а помылся – один порез. С этим просто. Когда Дмитрию порезали лицо и отрезали кусок уха, кровь шла несколько дней. Она просто натекала на майку и колтуном застыла на затылке. Бинтов не давали, один раз кинули какой-то тампон. Дмитрий эту кровь постоянно размазывал, отсюда все эти кровавые пятна повсюду.

Еще я спросил, почему он сказал, что не чувствовал боль, когда ему отрезали ухо? Ответил, что перед этим ему сказали, что сейчас будут выкалывать глаз. Когда он это представил и ожидал, резание уха казалось просто пустяком. Боль пришла потом.

Спросил я Дмитрия еще об одном моменте, который очень интересовал любителей заговоров – по поводу милицейского слива, что он, якобы, снял с карточки присланные людьми пожертвования и купил дорогой ноутбук. Ответ такой: да, ноутбук я купил, но как-то при этом забыли сказать о том, что на этой карточке моих денег было намного больше, чем тех, что прислали, и это очень легко проверить.

Из самых актуальных задач – помочь родным автомайдановцам, поскольку очень много избитых по-прежнему в больницах, много машин сожжено. Да и, вообще, работы впереди много…

Text/Foto: Igor Magrilov

P.S. 24 февраля 2014 года Дмитрий Булатов вернулся в Украину